«Годзилла»: Эффекты гигантских размеров

VFX в кино /

Гарет Эдвардс известен всем, кто интересуется визуальными эффектами – в  2010 году он сделал микробюджетную фантастическую картину «Монстры», на которой был не только сценаристом и оператором, но и художником по визуальным эффектам и VFX супервайзером.  


 



Именно этот блестящий дебют дал ему пусть в мир большого кино – уже в 2011 году Legendary Pictures сделала его режиссером новой версии «Годзиллы» (а совсем недавно Эдвардс заполучил в свои руки ленту из франшизы «Звездные войны»). Но в случае с «Годзиллой» было интересно, насколько режиссер, снимавший «на коленке», справится с большим студийным производством. В команду VFX специалистов картины входили супервайзер Джим Райгил, которого прислал сам Джон Дайкстра, Гийом Рошерон (VFX супервайзер компании MPC) и Кен МакГог (VFX супервайзер компании Double Negative). Студия Scanline отвечала за сцены с цунами.


Гарет Эдвардс впервые работал на таком сложном проекте, поэтому он не сразу принял идею превизов. «Когда мы начали, я ненавидел идею превиза, — вспоминает Эдвардс, — Я думал, что это отнимет у фильма душу. Мне категорически не нравилось, что нужно решать наверняка, что и как снимать, за полгода до того, как мы вышли на локации и даже встретились с актерами. Несмотря на то, что я сам делаю компьютерную графику, мне казалось, что превиз – это антитезис к тому, что я хотел делать».



Но во время работы с компанией The Third Floor и командой MPC его отношение к превизу начало меняться. «Чего я не понимал – так это прелести свободы превиза, ведь тут чистое творчество, никто не указывает тебе, что делать, не считает, сколько это будет стоить. Это шанс сделать мини-версию фильма без всяких вторжений извне – только ты и художник».


Что касается операторской работы и демонстрации монстров, то здесь у него был очень четкий концепт создания аниматиков: «Оператор не должен быть самоубийцей, — смеется он. – Мы исходили из того постулата, что камера должна пережить съемку. Со всеми новыми технологиями и CGI очень легко начать делать безумные шоты, фантастические пролеты камерой и так далее, но мы хотели, чтобы наш фильм был реалистичным. На этапе превиза очень легко забыть, что это схематичная сцена. Есть опасность впасть в своеобразный перфекционизм: попытаться сделать сцену динамичной, более интересной, а шоты — короткими.  Но потом, когда все объекты будут отрендерены с максимальной фотореалистичностью и в кадре появится уйма деталей, он превратится в хаос, и зритель не сможет ничего там разглядеть».


Реалистичный шот – это то, чего добивался Эдвардс даже в фильме про нереальных монстров. «Очень многие пытаются сделать очень реалистичными шоты, в которых камера ведется себя так, как она в принципе не может себя вести – летает вокруг объектов, и вообще, ведет себя не как реальная камера»,  — считает он.


Поэтому в фильме вы не увидите камеру летящей за гнусом, например, все положения оператора в фильме были реалистичными и оправданными.


«К концу фильма мы всегда пытались располагать камеру на краю высотки, — объясняет Гарет, — поэтому, когда она чуть сдвигается, в кадр попадает солдат, зритель понимает, что оператор здесь просто как член отряда».


Сбор референсов Гарет начал со сбора различных кадров дерущихся животных. «Однако, животные не очень хорошо рассказывают истории, поэтому во всех программах про дикую природу присутствует голос за кадром», — говорит режиссер.


Поэтому Гарету Эдвардсу и художникам по превизам пришлось добавить больше человечности в поведение Годзиллы. По мнению режиссера Годзилла — это древний самурай, чьи родственники и друзья давно вымерли, поэтому он остался одиноким благородным воином.


Оператором фильма был Симус МакГарви, а Эдвардс сам помогал снимать вставки для фильма на камеру Canon 5D.


Супервайзер визуальных эффектов Джим Райгил пришел на проект в самом начале работы, но к концу постпродакшна к нему присоединился и легендарный Джон Дайкстра.


«Это было потрясающе, — говорит Эдавардс, — когда я работал над «Монстрами»,  я ставил документалку о создании «Властелина колец» на повтор, я могу цитировать ее по памяти полностью – все девять часов. Так что Райгил был моим кумиром. То, что они делали там на «Властелине», очень меня вдохновляло».



Дизайн Годзиллы был взят  из оригинальных комиксов, здесь слегка поправили только пропорции, а также в морду и когти добавили деталей, потому что их пришлось показывать очень крупным планом. Что касается гнуса, то его делали по видению режиссера, стараясь сделать тварей, которых раньше в кино никогда не было, и которые могут сразиться с самим Годзиллой.


Сцены с Годзиллой были сделаны в компании MPC.


Сцену с парашютистами снимали в реале, правда, парашютистов потом ротоскопировали и перенесли на новый фон.


Для сцены разрушения в Сан-Франциско команда несколько раз съездила в город и сняла панорамы  пятью гигапиксельными камерами согласно превизам – с нужными ракурсами и в нужных локациях, также были сняты плейты с вертолета. После чего MPC наложила на эти изображения CG разрушения. Так добились фотореалистичности.



Самыми сложными были сцены с дымами, разрушениями и туманом, в которых огромные монстры  двигаются по городу – обсчет этих шотов занимал по несколько недель на шот. Работа над визуальными эффектами фильма заняла два года.


 


P.S. Бонусом прикладываем шикарные концепты к фильму от художника Эдди дель Рио


2 комментария

hanuman

И еще инфа от MPC на ArtofVFX

Hope

Жаль, что эту инфу позже повесили :(

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.