Студия Toonbox: Круглый стол, часть третья.

Анимация /

undefined


Тертья часть круглого стола со студией Toonbox. Первая и вторая части здесь, а тут интервью с Павлом Мунтяном, генеральным продюсером студии.


Участники беседы:


Владимир Пономарев — сооснователь студии Toonbox, режиссер анимации 
Василий Филатов – композитор и саунд-дизайнер, продюсер и основатель Toonbox Sound 
Анатолий Доброжан – сценарист и режиссер кино
Майк де Сев – сотрудник анимационной студии Toonbox, сценарист (режжисер фильмов «Бивис и Баттхед уделывают Америку», «Улица Сезам», Viva Piñata, консультант по сценарным вопросам фильмов «Шрек 2», «Монстры против пришельцев», «Лесная братва», «Подводная братва»)


Сейчас рынок медиа глобален и многие продукты создаются для всех стран сразу. Хотя понятно, что в каждой стране есть свои культурные особенности. Часто бывает, когда мы изначальную задумку начинаем шлифовать так, чтобы ее тут хорошо приняли, там все всё поняли. И в итоге у нас все углы спилены и получается гладкий безликий продукт. Он теряет...


А.Д.:Он теряет яйца!


Майк: Так в чем вопрос?


Где же яйца?



Mike: Well, I`ve spent a lot of the past two years trying to do exactly that: take projects from different countries and make them speak to all countries. That has become my job. I have my writing team and we talk about this question all the time.


People often confuse cultural uniqueness and weakness, defend weakness as cultural uniqueness. I say look, astory is a story, logic is logic. If anyone looked at this person`s story and say if this was a computer program it wouldn`t work. If that was a car it wouldn`t run. Nobody in Korea wants to make cars that don`t drive. So. You have to be very careful, speaking about stories, that you are not defending your weak story claiming it`s culturally unique story. I often find that it`s logic problem, it`s not like we don`t like South African culture when we critique a script. It’s just that we’ve found a story-logic mistake.


But, for example in USA there are a lot of movies that  can be seen only in USA – they are not for global market.


Mike: US is a strange country because we are made of parts of any other country we are like lego-country. We are not American Indians, we don`t go back that long and we keep getting changed. We are only made up of the next people, it`s a very strange… I have heard it argued and I don`t know if I agreed but… it`s tempting to agree but this is the argument that US storytelling has done well in the globe, partly because big companies have a lot of money. But big companies are partly big because they are made of ideas of so many nations. They really are made of people of so many nations. And when we develop the style of storytelling which has been arguably about the same in film for about a 100 years, wedeveloped it very much with Russians very much with Germans, in the early days those were the two big groups, and very much with Jewish immigrants and others.Those cultures contributed so much to movies. There is a certain logic in storytelling there is certain values in storytelling. It`s just a certain very high level of craft and sense of entertainment value.

Threemore important recentgroups: Italians – Scorsese and Tarantino – very savage, I think that`s because they are Italian (I`m Italian by the way so I think it’s OK to say).The other group is obviously the Japanese, with Anime.. And then now I think also Mexicans, those three groups are the new influences to the American storytelling.It keeps evolving.



What about French movies?


Mike: Yes, the 1960s, Truffaut was one of the leaders of the movements that deconstructed the industrystorieshad gotten very predictable, very cliche. He and his associatesincluding Godard  and othersdeconstructed the process of cinema and then it was rebuiltinto the new type of art. And also themid-century Italians like Fellini and De Sica.


Another nationality that isvery important, Britishfor the humor. Huge influence. Almost every writer who writes funny stuff in America, I guarantee – to some extend is a student of British humor.


So that all came together in America and made Hollywood movies work for so many countries. That`s the craft that I`m trying to learn as I go and I don`t think of it as American. I also know there is commercial pollution – America is very commercial place and I dislike that. But I dothink that that combined culturescreated something very strong.


    


Майк: Большую часть последних двух лет я занимаюсь именно этим: пытаюсь сделать так, чтобы проекты из разных стран были одинаково понятны для всех стран. Это стало моей работой. И у меня команда авторов и мы все время об этом говорим.


Дело в том, что люди часто путают культурные особенности и слабую историю и защищают слабый сценарий, назвая его культурно уникальным. Мы часто защищаем недостатки своего сценария, представляя их как некоторую культурную уникальность. Часто. История – есть история, логика – есть логика. Вот смотрим на них и говорим, если бы это была компьютерная программа, она бы не работала. Если бы это была машина, она бы не ехала. Вряд ли в Корее хотят делать машины, на которых никто не будет ездить. Нужно быть осторожным, чтобы не защищать слабый сюжет, говоря, что это культурно уникальная история. И часто я понимаю, что это проблема в логике. Мы критикуем сценарий не потому что нам не нравился культура Южной Африки, к примеру, а потому что в нем есть логическая ошибка.


В Америке  снимается много фильмов, которые можно увидеть только в США. Они для местного рынка, не для мирового. 


М.США — странная страна, потому что мы сделаны из частей других стран. Мы как лего-страна. Мы не американские индейцы, у нас не такая давняя история. И мы меняемся. Мы из людей завтрашнего дня. Хотя это спорная точка зрения и не уверен, что я согласен с ней на все сто процентов, но американский способ рассказывать истории хорошо воспринимают в мировом масштабе. Частично потому, что у больших компаний есть много денег. Но большие компании выросли такими большими, потому что сделаны из людей разных национальностей. Это правда – там собраны люди разных национальностей. И когда вырабатывались правила подачи историй, а они, с определенными допущениями, остаются одними и теми же в кино примерно последние сто лет, огромный вклад в них внесли русские, с немцы, в ранние годы это были самые большие группы, также как и еврейские иммигранты и многие другие. Все эти культуры очень много вложили в кино. С точки зрения логики повествовани. Они задали высокую планку качества и чуство меры в развлекательном жанре.


Три более поздние важные группы,- это итальянцы, как Скорсезе и Тарантино, они очень жестоки (я сам итальянец, поэтому считаю, что могу так сказать), это японцы с аниме, а также, как мне кажется, мексиканцы. Эти три группы – новые влияния, оказываемые на американскую повествовательную традицию. И она продолжает развиваться.


А французы?


М.Да, в 60-е Труффо был одним из лидеров движения новой волны, которые начали деконструкцию индустрии… Истории к тому моменту стали очень предсказуемыми, подверженными клише. Он и его подвижники, включая Годара и других, деконструировали кино, и собрали заново в новую форму искусства. И итальянцы в середине века – Феллини и Де Сика.


Вспомнил еще одну нацию, которая важна в искусстве, британцы – из-за юмора. Почти любой сценарист, который пишет что-то смешное в Америке, в той или иной степени учился у британцев.


Все это соединившись вместе в американскую культуру и сделало голливудские фильмы понятными для многих стран. Это искусство, которое я пытаюсь постичь в своей работе. И я не думаю об этом, как американском искусстве. И потом у нас очень большое рекламного мусора. Америка – очень коммерческое место, и мне эта часть не нравится. Но я думаю, это смешение культур принесло очень многое.



В.П.: — На самом деле, это проблема несколько преувеличена, если кино хорошее, то оно должно быть понятно всем, не зависимо от того, Африка это, Америка или Россия. У нас студентов часто учат делать кино именно для России, которое в мире смотреть невозможно. И есть американцы, которые можно смотреть в любом уголке планеты, они всем понятны и это действительно хорошие фильмы. Я считаю, что чем фильм универсальнее, чем понятнее большинству людей, тем он и круче. Поэтому мы стараемся заточить все свои продукты, чтобы людям был по максимуму понято во Франции, в Италии, в Японии и где угодно. Мы не делаем фильмы только для Российского зрителя. 


В.Ф.: Я поддерживаю Володю и Майка, и считаю, что это российская надуманная проблема, мы просто смотрим на два куба и считаем, что это крутые яйца, “мы так видим”. Но это два куба. А американские сценаристы стесывают все грани, получаются два яйца. Это действительно крутые яйца. 


В.П.: На самом деле все очень просто тестируется на детях. Им еще социум не навязал манеру поведения, исходя из национальных традиций. Какие-то мультфильмы он смотрит по сотне раз, а какие-то ему не нравятся и он отказывается их смотреть. Ребенок честно для себя воспринимает, ему все равно для русских или для американских… если король голый, то мы это говорим. К нам приходят из ВГИКа, я такой крутой, у меня такое видение… а на самом деле, если ты делаешь дерьмо, то это так и есть. А если это интересно смотреть, то кино хорошее. Нет других граней. Либо его скучно смотреть. А говорить, одно умное, а другое глупое… Смотришь – тебе либо интересно смотреть, либо нет, либо ты пересмотришь его, либо пожалеешь потраченные деньги и время. Не существует такого: давайте делать для России или для Америки, надо делать честно и хорошо, все – это два критерия.


В.Ф.: Ребенок смотрит картинку ее чисто, со своими ощущениями, это как звук. Ты слушаешь звуки и понимаешь, что это упали кубики, и они сделаны из дерева. Если дизайнер звука вставит туда металлические звуки, это будет отторжение. Я глазами вижу, что дерево, а по звуку они совсем не те. 


А.Д.: Но “Я так слышу”


В.Ф.: Да в России так можно сказать «Я так слышу», в мире нет.


В.П.: Нужно, чтобы это было органично.


Когда звучанием нужно подчеркнуть фактуру или колорит именно той местности, то конечно Африку надо озвучивать бубнами, а Россию балалайками, но это приходит из культуры, когда подчеркнуть нужно особенность, каждому звуку свое место. Но думать, что именно так надо делать для России, неправильно.
Потому что мы с преподавателями в наших вузах все время бодаемся, они учат делать «кино для России».


А.Д.: На самом деле все не совсем так. Сейчас проекты Тунбокса делаются международными сразу, а Фримана мы делали не просто русским, а нашим, мы делали его для одного человека фактически. Но докопавшись до того, чтобы оно работало для одного человека, мы докопались до того, что его начали переводить на множество разных языков, мы даже не знали, что такие языки есть. Все зависит от уровня абстракции. Ты делаешь вещи настолько чистые, что они понятны и тебе, и Володе, и человеку за три тысячи километров и за пять, и для человека с другого конца планеты. Потому что это достаточно чисто сказано. И здесь есть два подхода, один чисто коммерческий, когда ты думаешь, ага, с какой маркой мы сотрудничаем в Японии? Это надо показать, это такой немного корыстный подход к искусству. А другой подход – когда нечто, что ты хочешь сказать на локальном уровне, очищаешь и выносишь на какой-то общечеловеческий уровень. А там мы все чувствуем одинаково.


Тунбокс изначально начинал с мультиков для взрослых. И теперь перешли на более семейные темы.


В.П.: Да сейчас мы разрабатываем вместе с американскими коллегами вещь под названием «Котики, вперед». Это совсем для детей до трех лет.


Что сложнее?


В.П.: Все зависит от настройки, поймал ты волну или не поймал. В какой-то момент легче делать для детей, а в какой-то – для взрослых. Все зависит от психологической настройки на эту категорию на это понимание. Эта работа с разными целевыми аудиториями возрастными с одной стороны расшатывает мозг, а с другой делает его более гибким. Главное, чтобы те, для кого ты делаешь это, было максимально понятно, комфортно и интересно. Так что это сложно. Это также зависит от какого-то личностного периода в жизни. Я вот наелся анимации для взрослых, хочу делать кино для маленьких. Сейчас это внутри меня сидит.


А.Д.: Есть такая сложная задача – делать пренатальное кино для матерей на поздних месяцах беременности. Такое кино, которое было бы интересно смотреть маме, но на самом деле работа идет с внутренней аудиторией, с ребенком. Есть такая актуальная задача, мы хотели бы делать анимацию и работать с аудиторией на этом уровне развития.



Mike: Yes we talking about it. That`s when you dress up your doctor as Hello Kitty, so when they come out that`s the first thing they see. Then you have a customer for life.


So what is harder to make, a story for grownups or for children?


Mike: It`s just different roles like playing a different game, like drawing in different styles.  With little children you have to be very sincere. With older people you can be much weirder and it works. It`s easier in some ways to refer to adult people.  Then you have to come up with much better jokes.


    


Майк: Мы думали об этом, представьте, если бы вы одевали акушера как Котенка Китти (Hello Kitty)и когда дети появляются, это было бы первое, что они увидели. Тогда бы у вас был клиент на всю жизнь.


Майк, а на твой взгляд, что сложнее, делать кино для детей или для взрослых?


М.Это просто разные роли, разные игры. У тебя просто разные правила и разные игры. Это как рисовать в разных стилях. С детьми надо быть более искренним. С взрослыми людьми можно хитрить и делать странные вещи, и они пройдут, но вот шутки должны быть лучше.



В.Ф.: Профессионалу интересно попробовать разные стили, но всегда видна рука автора. Пусть стиль разный. Но рука видна. Вот с Володей я впервые познакомился на фестивале комиксов «КомМиссия» и там было много разных работ. И вот были работы, под которыми было написано «Племяш», мне хотелось написать саундтрек под эти картины.
Дайте совет начинающим, куда идти. С чего начать?


В.П.: Я бы дал один совет тем, кто хочет этим заниматься. Нужно десять раз подумать, надо оно ему или нет. И если он не ответит, то лучше ничего не делать. А дальше в зависимости от того, какое решение примет человек, вселенная ему подскажет, что делать, куда идти. Пусть человек себя погуглит и найдет правильный ответ.


А.Д.: Сценарная работа – это одно из сложнейших направлений в современном искусстве. Потому что ты фактически говоришь на языке Бога. Ты создаешь некие миры, персонажей, и они как-то живут. Если ты хочешь писать и создавать такие миры и таких персонажей, нужно начать с себя. Как правильно сказал Володя – сформулировать запрос, а дальше уже строить свою жизнь, как некий сюжет, и много работать. Не ориентироваться на формальные критерии успеха, а просто быть очень честным с собой: учиться, воспринимать критику, но при этом каждую работу делать как шедевр. Это позволяет расти и учиться максимально быстро, каким бы ни был маленьким и несерьезным заказ, выкладываться полностью. Если ты каждую возможность используешь, чтобы сделать шедевр, не важно, нужен он или не нужен, то тогда твой путь будет реально красивым и успешным. Если ты понимаешь, что можешь схалтурить, то лучше не браться за эту работу, это не добавит ни тебе, ни космосу, только засорит поле мироздания, нужно всегда делать только шедевр.


В.Ф.: Ответов остается все меньше. Я хочу добавить, что нужно несомненно каждый день учиться чему-то новому в своей профессии, если ты ее выбрал, если ты понимаешь, что именно этим будешь заниматься. Тебе нужно, ты этим болеешь, то ты обязан повышать свой уровень, каждый день изучать что-то новое, смотреть больше, впитывать что-то новое. Сложно отделять полезное от бесполезное, но это помогает, наверное, только как тебя родители воспитали. Если у тебя неправильные ценности, то перевернуться сложно. Нужно читать хорошие книжки, потому что наш мир движется все быстрее и быстрее. И обязательно практиковать. Не надо складывать это просто себе в загашник, нужно это применять. Если это твое, оно интегрируется и станет частью тебя, если не твое – отпадет как не нужная одежда.



What advice can you give to newcomers, to people who want to be artists, writers, sound designers.


Mike: Go to the state government and see if you can get a job there… no-no I`m kidding.


Do it and it will work, if you really believe in it, it will work. You might never get rich, but you should not do it for the money, you should do it for the love. And you might get rich but that should not matter to you. If you get rich, you probably won`t care.You’llstill be an artist unless you are a jerk.


    


Дайте совет начинающим, куда идти. С чего начать?


МайкПойдите в правительство и узнайте, сможете ли вы получить там работу. Я шучу.


Делайте это и все получится. Если вы правда верите в это, то все получится. Возможно, вы никогда не станете богатым, поэтому не надо делать это ради денег, только ради любви к искусству. И вы можете стать богатым, но это не должно быть самоцелью. Даже если вы станете богаты, вам будет все равно. Вы все равно в первую очередь будете художником.



Первая часть круглого стола со студией Toonbox.
Вторая часть круглого стола со студией Toonbox.
Интервью с Павлом Мунтяном.


 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.